Skip to Content

ЭЛЛА РОССМАН И АЛЕКСАНДРА САВИНА ОБ ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ ЖЕНЩИН (продолжение)

Ноябрь 11, 2021 Современницы

От женской истории к гендеру

Между тем критики «женской истории» настаивали, что её выделение в отдельную дисциплину не способствует большему равенству: достижения женщин не встраиваются в общую систему, а идут как бы параллельно — кажется, что это не часть хронологии остального мира, а особая «женская» хронология.

В 1985 году американская исследовательница Джоан Скотт сделала следующий шаг — предложила говорить не о женской, а о гендерной истории. Исследовательница выступила на собрании Американской исторической ассоциации, а год спустя опубликовала статью «Гендер: полезная категория исторического анализа». По мнению Скотт, «гендерная история» должна была не только возродить забытых женских персонажей, но и показать отношения между полами в тех или иных исторических обстоятельствах и механизмы распределения власти в обществе. Скотт предлагала сконцентрироваться на изучении того, как в разные времена формировались представления о «мужском» и «женском», гендерные стереотипы и связанные с ними традиции.

Вслед за Джоан Скотт направление продолжило развиваться. Например, в 1989 году вышел первый номер англоязычного журнала Gender & History с двумя редакциями, в Великобритании и США. А вскоре у гендерной истории появились и свои противники: они утверждали, что история женщин при таком подходе вновь затеряется, а центральное место займут исследования маскулинности. 

Двойная нагрузка

Сторонницы гендерной оптики в изучении истории есть и в России. Правда, специалистка по Средневековью Наталья Пушкарёва начала заниматься положением женщин в Древней Руси ещё в восьмидесятых годах, даже не представляя, что её тема вписывается в новую научную дисциплину. 

Гендерный подход к истории советского государства, в свою очередь, позволил исследовательницам по-новому взглянуть на повседневный опыт советского человека, тесно связанный с насилием: репрессиями, подавлением инакомыслия, уравниловкой. Для советских женщин, кроме прочих опасностей и давления государства, жизнь была связана ещё и с репродуктивным насилием. На официальном уровне их постоянно призывали к деторождению — с 1930-х годов его описывали как необходимую часть жизни любой гражданки. На некоторых этапах существования СССР советских женщин прямо ограничивали в правах: с 1936 по 1956 год были запрещены аборты, при этом у многих не было доступа к контрацепции и информации о предохранении. В какой-то момент единственным способом планировать семью для женщин в СССР стали аборты, в период запрета — подпольные.

Постоянное принуждение к деторождению сочеталось в советском государстве с принуждением к труду. Фактически это означало, что женщина обязана была быть ориентированной на семью, следить за домом и детьми и одновременно работать — нередко из-за того, что справиться с этими задачами было непосильно, заниматься детьми приходилось уже бабушкам. Такую ситуацию чрезвычайной перегруженности разными задачами исследователи обозначают термином «двойная нагрузка».
https://www.wonderzine.com

Предыдущий
Следующий