Skip to Content

Традиции народов Кавказа: Аварские ведьмы и домовые. Мусульманские шайтаны

Апрель 11, 2019 Публикации

Руслан Сефербеков, продолжение.
…Домовой у каралальцев назывался ТIад бегулеб жо («То, что наваливается»). В соответствии с верованиями, он аморфного облика, волосатый. Один из очевидцев, якобы сталкивавшийся с ним, рассказывал, что домовой прыгнул к нему на кровать, как кошка, перешагнул через его лицо, коснувшись своей шерстью. Домовой безмолвен. Он обладал способностью проникать в жилище через любую щель. Проникнув в комнату, он наваливался на спящих на спине людей и давил их своей тяжестью. После его контакта с человеком, на теле последнего появлялись синяки. Рассказывают, что домовой давил и душил детей в люльке. ТIад бегулеб жо обладал чудесным предметом – шапкой-невидимкой шайтIан къапа («шапка шайтана»). В ней домового будто бы не было видно. Имелось поверье, что, если человеку удастся завладеть этой волшебной шапкой, то он мог просить у домового исполнения любого своего желания. Но, как говорят, завладеть этой шапкой не удавалось никому.
Люди, опасавшиеся визитов домового, в качестве оберега клали ножницы под подушку. Прибегали также к ритуальному самоосквернению – при мочеиспускании в отхожем месте ели кусочек хлеба. Для того чтобы умилостивить домового для него в темном месте под притолокой клали кусок курдюка. Считалось, что по мере высыхания этого курдюка домовой все меньше и меньше будет беспокоить людей.
В с. Урух-сота домового называли по другому – ХIераб («Старое»). Волшебным предметом ХIераб был «мешок с серебром» («гIарцул тарба»). У многих каралальцев функции домового воплотились в образе другого мифологического персонажа – Кажа, который являлся в зоо- и антропоморфной ипостасях . Он будто бы тоже обладал чудесным предметом – шапкой-невидимкой, сделанной из серебра («гIарцул къапа»).
Вера в домового бытовала и у других народов Дагестана .
Демон-антагонист беременных у каралальцы назывался ГудучI. Его представляли в женском образе. Основной функцией этого демона была кража плода у беременных женщин. Женщина ложилась спать беременной, а утром не обнаруживала у себя плода. Боли при краже плода она не чувствовала. Знаком пребывания ГудучIа служил кровавый отпечаток детской ноги на камнях возле кладбища, что, возможно, свидетельствует о том, что этот демон мог совмещать в себе и функции кладбищенского демона, либо то, что локусом его обитания служило кладбище. Куда демон уносит украденный плод – «не известно». Говорят, что в с. Урух-сота еще в дореволюционное время ГудучI украл плод у жительницы этого села Рабият. Рассказывают, что через несколько лет после происшедшего, когда эта женщина работала в поле, к ней подошел мальчик в желтой одежде. Она спросила его: «Кто ты?». Мальчик ответил ей: «Я твой сын и меня к тебе привели ангелы».
Верили каралальцы и в существование Бакъараб рухI («Голодный дух»). В него будто бы превращался дух покойника, по которому его близкие родственники во время поминок не раздали положенной по обычаю милостыни («садакъа»). По поверью, дух являлся во сне соседям или родственникам, но не членам семьи умершего, и просил напомнить им, чтобы по нему раздали причитающуюся милостыню. Бакъараб рухI мог принимать зоо-, антропо- и аморфную ипостаси. Говорят, что один человек встретил как-то вечером на улице этот дух, который появился в облике полукошки-полусобаки. Он пнул это существо ногой. Дух будто бы сказал человеку: «Не трогай меня, я тебе не причиню вреда. Иди своей дорогой, а я пойду своей». Дух умершего плохого человека представляли в черном одеянии. Его появлением запугивали непослушных детей: «ХIваразул рухI билъениб бугу!» («Дух умершего идет!»).
Каралальцы старались исполнить похоронно-поминальный обряд строго в соответствии с канонами ислама с тем, чтобы умершие предки остались ими довольны. Каждый раз, принимая пищу на поминках, а также приправляя пищу солью, желали, чтобы насытились души умерших: «Я, Аллагь, хварал щиназул рухIазе щвайги» («О, Аллах, пусть насытятся души умерших»). Кроме того соль раздавали как «садакъа» неимущим и в том случае, когда видели во сне умерших родственников, имевших нездоровый вид и одетыми в оборванную одежду.
Ведьма в мифологии каралальцев называется Хъартай. Ее представляли в облике страшной старухи с большим ртом, распущенными волосами и одетой в лохмотья. Локусом ее обитания был горы, лес, пещеры. Сварливых и работающих без устали женщин обзывали Хъартай, что наталкивает на мысль о ее покровительстве в прошлом трудовому процессу. Непослушных детей вечером запугивали тем, что «Хъартай придет» («Хъартай йилъена йигу»). Интересно отметить, что наряду с Хъартай, обитающей в горах и пещерах, у каралальцев существовал мифологический образ лесной ведьмы – Рохьил Хъартай.
Верили в существование ведьмы и другие народы Дагестана, например, даргинцы .
С принятием ислама идеологические представления каралальцев пополнились мусульманскими мифологическими персонажами. Большое место среди них занимали джинны и шайтан. Каралальцы представляли шайтана в антропоморфном облике с одним глазом во лбу, волосатыми ушами, рогами и вывернутыми наружу пятками. В соответствии с верованиями каралальцев, джинны делились на две категории – Бусурманал жинал («Мусульманские джинны») и Капурал жинал («Неуверовавшие джинны»), которые сидят соответственно на правом и левом плече человека и побуждают совершать его добрые и злые поступки. С рождением каждого человека рождается и его личный шайтан, который умирает с его смертью. По всеобщему представлению, местами обитания злых джиннов и шайтана были пещеры, заброшенные постройки, берега рек, мосты, мельницы, свалки мусора и нечистот. В с. Урух-сота локусом обитания шайтанов считалась местность перед въездом в село, где находилась «Закругленная скала». Шайтан и злые джинны всячески вредят человеку. Имеются былички о контактах человека с нечистой силой. Рассказывают, что в том же с. Урух-сота вышедшая вечером на улицу женщина неожиданно пропала. Ее поиски не увенчались успехом. Утром эту женщину обнаружили на улице всю избитую и в поту. Она поведала, что ее похитили и избили шайтаны. Примечательно, что в соответствии с верованиями каралальцев, некоторым людям шайтаны будто бы помогали в хозяйственных работах. О человеке, который много работает и которому много удается, и сейчас говорят, что «ему в работе помогают шайтаны» («щитIабаз кумек гьабунав чи»).
У каралальцев популярны рассказы о шайтанах, которые в свою очередь обращались к людям за помощью в неординарных ситуациях. Говорят, что однажды они обратились за помощью к некоей повитухе с просьбой о вспомоществовании родам жены главного шайтана. Женщина будто бы согласилась и оказала такую услугу, и у шайтана родился сын. В благодарность шайтаны одарили ее корой дерева («гъотIал макъар»). Повитуха была оскорблена этим подарком, но не подала виду и по пути домой выбросила эту кору. Небольшой кусочек коры закатился в карман ее передника. Какого же было ее удивление, когда дома она обнаружила в кармане своего передника кусочек золота.
Опасаясь козней нечистой силы, люди соблюдали меры предосторожностей и табу. Так, нельзя было вечером выплескивать из тазика воду, в которой искупался человек. Ее оставляли до утра, боясь, что в противном случае человеком овладеет шайтан. Если все-таки нужно было вечером выплеснуть воду за порог, ее выплескивали, предварительно «связав шайтана» («шайтIан бухьли хьана»). Вредоносные действия шайтана связывали, произнося мусульманскую молитву «АугIузубиллагьи минашайтIани раджим («Сохрани меня, Аллах, от самого проклятого шайтана»).
Если подозревали присутствие в доме нечистой силы, проводили обряд по ее нейтрализации. Для этого в четверг после полудня, в сакральное для мусульман время, для очищения дома от злых духов и сглаза, совершали обряд «махI бахъи» («создать запах»). Раскаленную сковородку мазали старым нутряным говяжьим жиром («басра тIатIи») и этим дымом окуривали все комнаты жилища. Дом окуривали и дымом от сжигаемого сухого чабреца («хIимил цIам» – букв. «ослиная соль»). Этот обряд совершали также и при герпесе («ричIчIел тIами»), появившемся на лице у какого-либо члена семьи. Считалось, что герпес появляется в том случае, если человек справил нужду в хлеву или другом грязном месте, а также на улице в темное время суток, и при этом обмочил шайтана. За это шайтан наказывал человека, вызывая герпес.
Паралич какой-либо части тела объясняли тем, что «эту часть тела удерживает шайтан» («щитIабалъ ккобу лага»). Для излечения от болезни больному давали пить воду, над которой читали суры из Корана. Этой же водой омывали его тело. Больного также окуривали дымом от сжигаемого сушеного чабреца.
Когда кричал осел, каралальцы полагали, что он кричит от того, что видит шайтана. Верования в джиннов и шайтана существовали и у даргинцев .
Продолжение следует

Предыдущий
Следующий