Skip to Content

РОЛЬ ЖЕНЩИНЫ В ТРАДИЦИОННОМ ДАГЕСТАНСКОМ ОБЩЕСТВЕ!

Рождение дочери в дагестанских семьях всегда было значимым событием. Несмотря на расхожее мнение, что дочь – камень в чужой стене, появление на свет дочери ждали не меньше, чем рождение сына, особенно в районах, где женский труд имел большое хозяйственное значение.
В каждой семье старались воспитать дочь настоящей женщиной.
Настоящая женщина в понимании дагестанцев – это не вымышленный образ, а вполне осязаемая, реальная женщина, которую не представляли иначе как настоящую дочь, сестру, жену, мать. В духе настоящей женщины девочку воспитывали с ранних лет. Ее воспитанием занимались бабушка, мать, старшие сестры. С детства ей прививали такие качества как терпение, скромность, ласковость, сдержанность, доброжелательность, заботливость, нежность, мягкость, уступчивость, но в тоже время в ней вырабатывали активность, ответственность, уверенность.
Девочку, рано приучали к труду. С 6–7 лет она помогала матери по хозяйству: мыла посуду, принимала участие в уборке дома, нянчила младших братьев и сестер, выполняла мелкие поручения. Постепенно девочку приобщали к более сложным трудовым процессам – стирать, чинить одежду, готовить пищу, выпекать хлеб, ходить за водой и т.д. В свободное от работы время её учили вышивать, прясть, ткать. Кумычки часто говорили своим дочерям: «Делаешь для меня, учишься для себя». Девочкам внушали, что приобретенные трудовые навыки обязательно пригодятся им в будущем.
Хозяйственность было основным качеством, которым обладало большинство дагестанских девушек. Уже к 13 годам девочка могла полностью заменить мать в хозяйстве. От того насколько девочка была трудолюбива и чистоплотна, зависела ее дальнейшая семейная жизнь. Родители стремились как можно лучше подготовить своих детей к самостоятельной жизни, именно в семье они получали все необходимое, что могло бы пригодиться им в будущем. По этому поводу у кумыков и ногайцев существует такое выражение: «Что увидел в семье, то и в полете совершит, т.е. повторит в жизни».
С самого раннего детства девочке внушали, что когда подойдет срок, она должна будет выйти замуж. Мать не могла представить будущее своей дочери вне брака. Это и понятно, ведь статус замужней женщины был высок, нежели у одинокой или разведенной женщины. Подтверждением данного тезиса служат выражения, бытующие у большинства дагестанских народов: «Женщина не замужем все равно, что сирота», «Женщина без мужа, что птица без крыльев».
Девочки воспитывались в духе уважения к мужчине, особенно это проявлялось по отношению к отцу. Дочери слушались отца и не смели перечить ему. С таким же трепетом девушка относилась и к брату. Она должна была во всем его слушаться, даже если он был младше. «Пусть брат младше тебя, но шапка, которую он носит, все равно старше (выше) тебя», – объясняли ногайки своим дочерям. «Шапка выше платка», – говорили лакцы. Брат мог запретить ей делать то, что, по его мнению, не положено делать девушке. «У девочки язык высохнет, если она станет бранить своего брата», – говорили азербайджанки. В свою очередь брат старался не обижать сестру, о чем свидетельствуют многочисленные пословицы, поговорки, притчи, отражающие взаимоотношения брата и сестры. «Обидевший сестру век плакать будет», – предупреждали ногайцы. «Чем совсем не иметь сестры, лучше иметь слепую», – говорили горцы Дагестана.
Любовь и преданность сестры к брату нашло отражение и в легендах. Приведем лишь одну из них: «Однажды хан приказал казнить мужа, сына и брата одной женщины. Она, бросившись к ногам хана, со слезами и воплем стала умолять о пощаде. Хан, тронутый ее слезами, обещал помиловать одного из трех осужденных к смерти кого она захочет. Женщина попросила за брата.
– А почему ты не просишь за мужа или за сына, – спросил хан.
– Мужа я найду среди людей, сына в утробе, а брата нигде не найду,– ответила она».
Жители с. Утамыш Каякентского района рассказывали, что в их селении женщина по имени Райганат, потерявшая брата, несколько лет не выходила на люди и в знак траура не носила обуви. Женщины вспоминают, что зимой ее потрескавшиеся ноги оставляли окровавленные следы на снегу, когда она с рассветом выходила за водой.
У дагестанских азербайджанок самой прочной клятвой считалась клятва братом. «Клянусь головою моего брата», – говорили они, а у кумыков существовала даже клятва для девочек: «Клянусь головой брата».
Сестра видела в брате свою опору и защиту, в случае смерти отца брат заменял его, беря на себя заботу о ней и защиту ее интересов.
Таким образом, с ранних лет начиналось целенаправленное, осмысленное, систематическое обучение девочки «женской» социальной роли, формирование у нее сознания и стереотипов поведения идеальной в народном понимании женщины.

Автор: Гимбатова М.Б., доктор исторических наук,
Институт истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН

Предыдущий
Следующий

Ответить

Ваш email не будет опубликован Обязательное поле для заполнения *

*