Skip to Content

Невеста ринга

Сентябрь 5, 2019 Современницы

Кавказские женщины: На днях наша землячка Земфира Магомедалиева стала во второй раз чемпионкой Европы по боксу. Мы перепечатываем ее старое интервью для Молодежи Дагестана, и обещаем, как только появится возможность, мы возьмем у нее новое интервью. Её путь в спорте и в жизни-мотивирует и заставляет молодых девушек поверить в себя и в свои силы.

Казань. 2013-й год. Первый крупный международный турнир для Земфиры Магомедалиевой, о которой тогда еще мало кто слышал. Диалог между главным тренером женской сборной России по боксу Виктором Лисицыным и личным наставником Земфиры Сухрабом Манаповым:

– Это вон с той украинкой твоя Земфира боксировать будет?

– Да, с ней, а что?

– Пусть будет поосторожнее, ее соперница – чемпионка мира.

– Это пусть ее соперница будет поосторожнее, Земфира – аварка!

Надо ли говорить, что в том поединке Земфира Магомедалиева уничтожила титулованную украинку?

«МД» побывала в гостях у Сухраба Манапова и его воспитанницы, необыкновенной девушки, лучшей дагестанской спортсменки 2014-го года и чемпионки мира Земфиры Магомедалиевой.

Розовые перчатки, или Для чего нужны короткие прически

– С чего началась ваша карьера в спорте?

– Я вначале ядро толкала. Но там накачалась, набрала вес. Мне моя фигура не нравилась, и я решила похудеть. Поэтому бросила метание ядра и записалась на боевое самбо.

– Необычный выбор. Сработало?

– Да, я действительно похудела. И заодно два раза выиграла Кубок мира и один раз чемпионат мира.

– Ничего себе вы вес сбрасываете.

– Да, так вышло (улыбается). Но потом мне сказали: боевое самбо – неолимпийский вид спорта, перспектив нет. Я попробовала себя на боксерском ринге, и мне понравилось.

– Как родные отнеслись к такому выбору?

– Они об этом и не знали долгое время. Я им ничего не говорила, потому что боялась, что отец запретит. Они-то в селе были, а я в Махачкале поступила, в общаге жила. Даже прическу себе короткую сделала, чтобы родители не узнали меня, если увидят по телевизору. Я тогда еще худенькая была, вообще не такая, как сейчас, так что моя задумка могла сработать. Но родители все равно узнали. И когда летом вернулась в село, пришлось их уговаривать. Мама не возражала. Просто когда смотрела бои, волновалась и за меня, и за мою соперницу (улыбается). Вот отец был против занятий.

– И долго пришлось его уговаривать?

– За лето успела (улыбается).

– А как подружки отнеслись?

– У нас как в селе заведено: школу заканчивают, многие замуж выходят. Все в шоке были от того, что я боксом занялась. Говорили: это не женское дело, бросай. А теперь эти люди – мои главные фанаты (смеется).

– Насчет «бокс – не женское дело». Как возражали на это утверждение?

– Я в зале спортсменка, а на улице – обычная девочка. Вот как. Женский бокс – очень красивый вид спорта. Женственный. Там красивые, грациозные движения.

– Сухраб, помните день, когда Земфира впервые пришла к вам в зал?

С. М.: Конечно, помню. Захожу в зал и вижу скромную такую девочку в розовых перчатках. А неподалеку стоит Мирза Гасанов, президент Федерации бокса города Махачкалы. Он и говорит: «Позанимайся с этой девочкой, посмотри, на что способна». Ну, я надел лапы, давай с ней работать. А она по лапам даже попасть не может, пару раз чуть по голове мне не заехала. Я и говорю Мирзе Алиевичу: «Она вообще боксировать не умеет». Он и отвечает: «Так если бы умела, сюда бы и не пришла, верно? Ты с ней позанимайся, вдруг что получится».

Вот так я и стал тренером Земфиры. И очень быстро понял, что бокс – это действительно ее спорт. Добавить ее ударам точности и быстроты, и всё – будущая чемпионка! Я однажды у нее спросил: «Земфира, хочешь на Олимпиаду?» Она говорит: «Хочу». Тогда я и подумал: «Ну, что ж, Земфира, сама напросилась». Мы с ней в зале и в новогоднюю ночь тренировались. И такое отношение к делу приносит результат. Помню, на одном турнире она так полюбилась зрителям, что ее прозвали Невестой ринга.

Аварский характер, или Кому снится Надежда Торлопова

– Что сложнее всего давалось при подготовке к чемпионату мира?

– Постоянные сборы, когда я из одного города в другой ездила и с родными совсем не виделась. На полгода забыла, что такое личная жизнь. Сухраб постоянно говорил: «Мы должны войти в четверку, чтобы у нас был шанс попасть на Олимпиаду». И однажды я разозлилась: «Сухраб, не хочу входить ни в какую четверку, я еду туда, чтобы побеждать, а вы мне вечно про четвертое место говорите!» (Смеется).

С. М.: Была проделана сумасшедшая работа. За год до чемпионата мира мы приняли участие в шести международных турнирах. И за всё это время Земфира проиграла лишь один поединок. Помню, как себе нервы потрепал на всероссийском турнире в Челябинске. Нужно было побеждать на нем, чтобы все поняли, что именно Земфира должна ехать на чемпионат мира. И смотрю, среди ее соперниц Надежда Торлопова, серебряный медалист Олимпийских игр в Лондоне. Я Земфире ничего говорить не стал, чтобы она не волновалась лишний раз. А сам так переживал, что мне Торлопова аж приснилась.

Поединок получился потрясающим. Зал поделился пополам: одна часть болела за Земфиру, другая – за Торлопову. Зрители так шумно болели, что гонга слышно не было. Рефери кричать приходилось о том, что очередной раунд закончен. Первый раунд Земфира вчистую проиграла. Но потом собралась, и все остальные раунды уже были за ней. Судьи единогласно отдали победу Земфире.

– Земфира, на чемпионате мира вам пришлось нелегко в полуфинале с китаянкой. После первого раунда вы проигрывали. И в углу вас подбадривали такими словами: «Земфира, вспомни, что ты дагестанка, прояви свой аварский характер». Что означают для вас эти слова?

– Благодаря таким словам, я задумываюсь, как много людей за меня болеет. В тот момент вспомнила, как друзья и родные провожали меня в аэропорту на этот чемпионат мира. И поняла, что не имею права проигрывать. Вообще, мне однажды посоветовали: представь себе, что зрители – это горы, а шум от них – звон горного ручья. Это помогает (улыбается).

– Кому позвонили в первую очередь после победы на чемпионате мира?

– Я написала Сухрабу: «Поздравляю, вы теперь заслуженный тренер». Говорят, он так высоко подпрыгнул от радости, что потом ему было больно приземляться (смеется).

С. М.: Конечно, я был безумно рад. И я хочу поблагодарить людей, без которых мы бы не справились. Это Ислам Гусейханов, Мирза Гасанов, Магомед Ахмедов. Они поддерживают нас с самого начала. Когда нужны были деньги, чтобы отправить Земфиру на какой-нибудь турнир, они просто спрашивали: «Сколько?». Также я благодарен Главе республики Рамазану Гаджимурадовичу за то внимание, которое он нам оказывает. Это очень приятно.

– Земфира, что изменилось после чемпионата мира? Может, уверенности прибавилось?

– Наоборот. Я вот сейчас на чемпионат России еду, у меня больше страха, чем раньше. В статусе чемпионки мира проигрывать точно нельзя.

– Сейчас ваша главная цель – Олимпиада. Как думаете, теперь-то ваш тренер про четверку говорить не будет?

– О нет, теперь только о победе речь (смеется). Думаю, у меня есть все шансы пробиться на Олимпийские игры и побороться там за золотую медаль.

Мальчики и девочки, или Почему два спортсмена в семье – это борщ

– Есть мнение, что женщины больше подвержены стрессу, чем мужчины. Вы с этим согласны?

– Я так не думаю. Вряд ли девочки больше нервничают, чем мальчики. Думаю, одинаково. Я видела, как девочки выходили на бои и как мальчики. Никакой разницы. Может, ребята даже больше переживают.

– Сухраб, вы тренируете и парней, и девушек. С кем легче работать?

С. М.: Конечно, с парнями (улыбается). Девушка зайдет в зал с улыбкой, но пока дойдет до ринга, у нее три раза настроение поменяться успеет. На пацана можно накричать, если он не выполняет задание, халтурит. Он уже через секунду забудет, что ты на него голос повысил. Но попробуй только сделать замечание девушке: всю тренировку без настроения будет ходить. Но знаете, что я заметил? Вот, например, занимается боксом десять девочек. Угадайте, сколько среди них лидеров? Девять. И каждая стремится стать лучше остальных. У них соперничество ох как развито. А среди десяти пацанов будет от силы пара лидеров.

– Раз речь зашла о парнях и девушках… Земфира, что для вас самое главное в мужчине?

– Чтобы он меня поддерживал. Мы с женихом очень хорошие друзья именно потому, что он меня поддерживает.

– Он сам спортсмен?

– Нет-нет, два спортсмена в семье – это борщ. У меня подружка ушу-саньда занимается, а замуж вышла за кикбоксера. Они часто друг друга «выстегивают» (смеется).

Фан-база, или Чем полезен WhatsApp

– Вне ринга приходилось применять свои навыки?

– Ну, я-то дралась на улице, но только защищая кого-то. И это раньше было. Сейчас со мной драться никто не захочет (смеется).

– На улице узнают, значит?

– Когда выходим с женихом погулять, меня в основном бабушки узнают (улыбается). И мы прикалываемся над этим.

– Типа фан-база Земфиры Магомедалиевой это в основном старушки?

– Ну да (смеется). Молодежь-то в социальных сетях сидит. А бабушки газеты читают, они более осведомленные.

– Сами с социальными сетями дружите?

– Я ни на каких сайтах не бываю. Использую только WhatsApp, чтобы с родными и друзьями общаться, когда за границей нахожусь.

– Будучи за рубежом, посещаете какие-то достопримечательности?

– Нет. Я очень люблю Дагестан и Махачкалу, поэтому не особо интересуюсь тем, что происходит за пределами нашей республики.

– А есть в Махачкале любимая улица?

– 26 (улыбается). Я тут жила, училась и на тренировки по этой улице иду.

– Минусы в своем городе замечаете?

– Нет, вообще их не вижу. Мне очень наши люди нравятся. Отзывчивые, веселые, шумные.

– То есть, вас невозможно представить в составе другой сборной?

– Нет, я на это не смогу пойти. Ни за другой регион, ни за другую страну выступать не смогу. Уж слишком я привязана к Дагестану.

Руслан Бакидов

Предыдущий
Следующий

Ответить

Ваш email не будет опубликован Обязательное поле для заполнения *

*