Skip to Content

МАРЬЯМ АЛИЕВА — ЖИВОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ ОБРАЗА ИСТИННОЙ ГОРЯНКИ

Сентябрь 11, 2017 Современницы

О том, как не потерять самобытность, а сделать ее своим достоинством, и как традиции уживаются с современной культурой, читайте в нашем интервью c Марьям Алиевой.

 

«…Пою тебе сердцем влюбленным.

И пусть твой задумчивый взор,

На счастье мое, просветленным

Становится, женщина гор!»

Расул Гамзатов

 

Ничего красноречивее не выразит сути горянки, чем стихи великого поэта. И как же мы рады осознавать, что этот образ жив. Что жизнь в него вдыхают такие достойные молодые девушки, как Марьям. Она представляет дагестанский народ с самой лучшей и красивой стороны, живя в эпицентре столкновения культур и народов нашей огромной страны – в городе Москва. О том, как не потерять самобытность, а сделать ее своим достоинством, и как традиции уживаются с современной культурой, читайте в нашем интервью.

 

 

— Давай знакомиться!

— Меня зовут Марьям, мне 24 года, и родом я из прекрасного горного Дагестана, но уже несколько лет живу в Москве. По профессии юрист, воспитываю двух очаровательных дочурок, а все остальное время и силы трачу на возрождение культуры и традиций народов Дагестана.

 

 

— Ты действительно носишь традиционную дагестанскую одежду в обычные будни? Как давно ты пришла к этому?

— Это самый часто задаваемый вопрос! (улыбается) Да, я действительно ношу национальную одежду каждый день, всегда и везде— на детскую площадку, в поликлинику, на мероприятия. Это моя обычная форма одежды вот уже второй год. А началось все с национальных платков, подаренных мне бабушкой мужа. Покинув родные края, я очень скучала по дому, и такие платки были согревающей душу памятью о нем. Я стала носить их все чаще, но тогда это не имело какого-то глубокого смысла или желания подчеркнуть национальную принадлежность. Так было до тех пор, пока ко мне в гости не зашла соседка, русская девушка. Мы разболтались, и она сказала, что и подумать не могла, что мы из Дагестана, поскольку муж мой выходит за рамки представления о дагестанцах в Москве — ни лезгинки во дворе, ни приоры с открытым багажником и музыкой на всю улицу, ни кепки FBI и выкриков «Эй, дэвушка!» в след каждой проходящей. А я, по ее словам, со своими необычными платками с красивым узором похожа на сказочную героиню и сильно отличаюсь от многих девушек, которые либо агрессивно настроенны против представительниц другой веры, либо оставшись без контроля пустились во все тяжкие.

 

— Любовь ко всему этническому была всегда тебе присуща? Или она проснулась в ответ на слова соседки?

— Меня эти слова ужасно обидели! Неужели таковы реалии и ассоциации с нашим народом? Неужели мы утратили славу о гордых джигитах и скромных горянках, что была раньше? Испокон веков кавказские мужчины отличались смелостью и отвагой, а девушки красотой и покорностью. Честь для нашего народа всегда была дороже жизни. И сегодня мы дожили до таких отзывов? Чтобы нас узнавали по «дикому» поведению? Я с этим не готова была мириться! Так у меня и возникло желание изменить представление о нас, современных дагестанцах, показать богатство и колорит национальной культуры, красоту наших традиций. Я решила, что обязана направить свои силы на возрождение культуры и традиций дагестанского народа за пределами родины. Конечно, я не в силах буду изменить весь мир, но начать-то кто-то должен. (улыбается) И я вернулась к истокам, мой внешний вид стал соответствовать моему великому народу.

 

 

— Учитывая то, что ты живёшь в Москве, расскажи, пожалуйста, о реакции местных людей.

— Реакция бывает самой разной: кто-то пытается сфотографировать, что крайне не нравится моему мужу, кто-то подходит и расспрашивает, откуда я, что за костюм на мне. Часто дагестанцы подходят, радуются встрече, а вот с негативом ещё не сталкивалась. Надеюсь, и не столкнусь.

 

— Самый запоминающийся случай, связанный с этим.

— Как-то, гуляя на Красной площади с мужем и детьми, мы встретили группу девушек-иностранок. Они подошли и на ломаном русском стали расспрашивать о костюме, затем к ним присоединилась русская девушка и стала переводить мои слова. Все они были крайне удивлены, узнав, что я из России. Спустя некоторое время сестра мужа скинула ссылки некоторых групп, в которых было мое фото с просьбой найти девушку на нем. Оказалось, туристы были из Японии, и, уходя, они меня сфотографировали. Одна из них писала книгу о культуре России, и после встречи со мной ей стало очень интересно узнать больше о Дагестане. Они стали искать меня, привлекли для этих целей даже дагестанский паблик в Instagram. Я, конечно, была удивлена таким внимание к себе, мне было приятно, что нами заинтересовались не в криминальной сводке, а в целях знакомства с культурой.

 

— А бывало ли такое, что это вызывало негатив со стороны москвичей? И вообще, как на твой взгляд обстоят дела с межнациональной рознью?

— Когда я носила обычный хиджаб, признаться, были случаи негатива, от неодобрительных взглядов до слов, брошенных в гневе. Но относительно национальной одежды — ни разу. Ксенофобы и националисты есть везде, ни одна местность или народ не чисты от этого. Важно самому не терять адекватность, сохранять достойное поведение в любой ситуации.

 

 

— В том, какой ты избрала путь в одежде, заложен какой-то более глубокий смысл?

— Конечно. Это ведь не просто одежда, а неотъемлемая часть культуры. Я хочу не только показать ее представителям других народностей, но и напомнить нашим девушкам о том, как дорого они стоят, какое они сокровище для своего народа, что их честь и достоинство стоят дороже жизни. Хочу напомнить молодым людям, что они не просто парни, а джигиты, которые должны источать не дым сигарет, а смелость, гордость и отвагу. Хочу напомнить каждому дагестанцу, что он — часть великой истории и богатейшей культуры. Наша земля пропитана кровью предков, отдавших свои жизни за честь своего народа. И обязанность современного поколения соответствовать таким предкам, иначе их кровь пролита зря.

 

— Как часто ты бываешь в Дагестане?

— Раз в полгода. Наслаждаюсь солнышком, морем и горами, провожу время с близкими и снова возвращаюсь в холодную Москву.

 

— Марьям, в тебе течёт кровь двух ярчайших культур и народов. Как это отражается на твоей жизни?

— Вы правы, мама у меня грузинка, но половину жизни она прожила в Дагестане. Я живу тут всю жизнь, а с культурой и историей народа мамы, к сожалению, знакома довольно поверхностно. Это ни в коем случае не значит, что у меня меньше почета к этой стороне моих корней. Ситуация сложилась так ввиду того, что я выросла именно в Дагестане. Многие мои костюмы собирательны — одна часть от аварской крови, поскольку замужем я за аварцем, вторая от даргинской — мой отец даргинец, и третья от грузинской, поскольку мама грузинка. (улыбается)

 

 

— Посещали ли тебя мысли о том, что ты устанешь от такого формата в одежде? Тяжело ли ее носить с точки зрения практичности?

— Нет, это совершенно не тяжело. Наоборот, длинный платок носить очень удобно, он все прикрывает и не сползает. А туникообразная рубаха и брюки вообще незаменимая вещь в гардеробе, в них хоть спортом занимайся!

 

— Расскажи о своих увлечениях. Что ты читаешь, слушаешь и смотришь?

— В последнее время стала уделять больше времени дагестанской и вообще кавказской литературе, книгам по этнографии и истории Дагестана. Сейчас я работаю над студией дагестанского дизайна, главным направлением деятельности которой станет возрождение традиций и внедрение в моду национальной одежды и аксессуаров. Это будет не просто магазин. В моей студии будут создаваться уникальные, неповторимые национальные костюмы и украшения. Модели будут выполняться индивидуально для каждого клиента, с учётом его национальной принадлежности, семейного положения и прочих нюансов, как и во времена наших предков. Поэтому мне важно тщательно изучить историю костюма, узнать подробно о том, какие черты были характерны каждому из них. Помимо одежды и аксессуаров в планах ещё очень много интересного. Не знаю, будет ли мое дело иметь успех, но в уникальности такой студии я не сомневаюсь. Открытие планирую в следующем году.

 

 

— И напоследок, что тебе хотелось бы донести до нашей аудитории?Пожелание, совет, призыв, просто мысль вслух… неважно, мы слушаем!

— Культура Дагестана уникальна своей многогранностью и колоритом. Пожалуй, ни одна республика не может похвастать таким количеством разных народностей, объединившихся на одной земле, но имеющих свою, присущую только им культуру. Дагестан — это кладезь традиций и обычаев. Влияние их настолько велико, что он не ограничивается страной гор, а следует за своим носителем, где бы он ни оказался. Повторюсь, хочется, чтобы каждый дагестанец помнил о том, что он — часть народа с великой историей, и что соответствовать своему народу внешним видом и поведением — его обязанность.

 

Место съемки: Центр этнической культуры

http://pavilionmag.ru

Предыдущий
Следующий

Ответить

Ваш email не будет опубликован Обязательное поле для заполнения *

*