Skip to Content

Архитектор своей жизни

Октябрь 2, 2018 Современницы

Сабина Мусаева недавно защитила докторскую диссертацию по политологии в старейшем вузе Германии — Университете Эберхарда и Карла. Она поведала «Молодежке», каково это — грызть гранит науки за границей и чем немецкое образование отличается от российского.

 

– Сабина, окончила школу в Махачкале в 2005 году и сразу уехала в Германию? Или до этого была учеба в российском вузе?

– После школы я проучилась четыре года в Санкт-Петербурге, в Герценовском университете, по программе бакалавриата «Политология». Только после этого, в 2009 году, я смогла подать заявку на получение стипендии Фонда Конрада Аденауэра для учебы в Германии. Любой человек, который говорит на немецком, имеет степень бакалавра с хорошей академической успеваемостью, может обратиться в этот политический фонд. Срок получения стипендии зависит от целей обучения стипендиата и его успеваемости, размер стипендии зависит от уровня образования. Фонд изучает поданные документы, а затем проводит интервью с кандидатом.

Так вот, я прошла интервью в Москве, и через две недели мне дали ответ, что я получила стипендию на обучение в магистратуре Ганноверского университета им. Готфрида Лейбница по специальности «Политические исследования». В 2011 году я ее успешно окончила. В том же году поступила в аспирантуру Университета Эберхарда и Карла в городе Тюбингене, где и защитила докторскую диссертацию.

– Если не ошибаюсь, в Германии более 300 высших учебных заведений. Почему выбор пал именно на Тюбингенский университет?

– Было несколько аспектов, которые повлияли на это решение. Когда ты подаешь документы в аспирантуру, у тебя должен быть конкретный проект  четко обозначенная тема и список литературы, которую будешь использовать. И не каждый преподаватель будет заниматься с тобой этой темой, там совсем другая система. В России, в принципе, можно договориться с любым преподавателем-специалистом в выбранном направлении — и ты будешь под его наблюдением писать докторскую работу. В Германии же очень важно, чтобы преподавателю выбранная тема была интересна, чтобы он в ней видел перспективу для науки и общества. Поэтому ты заранее изучаешь научную деятельность преподавателей  их статьи и публикации, понимаешь, кого из них может заинтересовать твоя тема. Я нашла таких преподавателей в Тюбингенском университете.

Во-вторых, Университет Эберхарда и Карла Тюбингена  один из старейших университетов в Германии и один из ведущих в сфере медицины, естественных и общественных наук. Здесь для студента есть все  и удобная инфраструктура, и качественный учебный процесс.

– Ты получила ученую степень доктора философии, в Германии она является высшей, а в России соответствует степени кандидата наук, правильно я понимаю?

– Да, дело в том, что система образования в двух странах разная. В России после аспирантуры, по окончании которой защищают кандидатскую, идут в докторантуру, чтобы защитить докторскую. Здесь же, в Германии, никто не получает вторую научную степень. Степень доктора философии (англ. PhD, Doctor of Philosophy) формально соответствует степени кандидата наук в России, но, я считаю, по сложности она ничем не уступает российской докторантуре.

– Доктор философии в области политологии — почему степень называется именно так? При чем здесь философия, если степень присуждается в самых разных областях, с философией никак не связанных?

– Это связано с традициями, которые восходят еще к средневековым университетам. В Германии очень много вузов, история которых начинается аж в XIV—XV веках, — Тюбингенский университет как раз относится к таким. Стандартная структура средневекового университета предполагала факультеты философии, юриспруденции, теологии и медицины. Врачам присуждалась степень доктора медицины, юристам  доктора права, богословам — доктора богословия, а всем остальным — доктора философии. А так как к традициям здесь относятся серьезно и стараются их сохранять, то такая система действует по сей день.

– Под влиянием чего сформировались твои научные интересы?

– Я с детства занималась изучением языков  английского и немецкого. Мне это всегда было интересно, но я не хотела выбирать иностранные языки как основную профессию. Еще когда училась в России, особенно после практики в Финляндии, на которую мы ездили по обмену, меня заинтересовала тема европейской интеграции. Я поняла, что нашла способ совместить то, что мне нравится,  политологию и увлечение языками. Думаю, по этим причинам и вызвана моя заинтересованность темой экономического и валютного союза европейских стран.

– С какими трудностями тебе пришлось столкнуться во время учебы в Германии?

– Много было трудностей, я вам честно скажу. На самом деле это очень тяжело. В Германии ты занимаешься один, тебе практически никто не помогает. Руководители только раз в семестре собираются и дают тебе возможность представить свой прогресс в исследованиях, обсудить что-то. А в основном ты все время один на один с работой, сутками пропадаешь в библиотеках, эта работа уже становится фактически твоей жизнью, она влияет на все твое поведение и привычки. Бывали моменты, приходила реальная усталость, чувство отчаяния и фрустрации. Мне повезло, что рядом были друзья, которые поддерживали меня, уверяли, что у меня все получится. Некоторые из них тоже работали над докторской, поэтому у меня была возможность делиться с ними чем-то и быть понятой, обсуждать с ними какие-то идеи и слушать их советы. Мне кажется, именно это меня и спасло в тот момент, когда хотелось опустить руки.

Просто здесь научные стандарты очень высокие, и разработать в соответствии с ними тему  реально отнимает много сил и энергии. И я рада, что сейчас могу вздохнуть спокойно и уделить внимание чему-то еще помимо штудирования огромного количества литературы и написания работы.

– Чем, на твой взгляд, отличается система образования в России и Германии?

– В Германии действует академическая свобода: ты приходишь в университет и выбираешь предметы, которые хочешь изучать самостоятельно. К этому, например, мне тоже было очень сложно привыкнуть: здесь нет учебной программы, которую за тебя университет уже подготовил и нужно просто следовать ей.

Процесс образования в Германии сильно отличается  здесь нет такой иерархичности в отношениях преподавателей и студентов, как в России. Все гораздо проще и демократичнее. Преподаватели открыты к диалогу, студенты не боятся говорить, сомневаться в тезисах преподавателей, спорить с ними, они четко понимают свое право на знание. То есть поощряется критическое восприятие информации, учебный процесс больше направлен на то, чтобы научить думать.

– Родители в Дагестане не всегда с охотой отпускают учиться своих детей одних, даже в пределах страны, не говоря уже о Европе. Как у тебя с этим обстояло дело?

– После окончания школы у меня не было большого желания уезжать из Дагестана, на самом деле это мои родители мотивировали меня. В 17 лет уехать из родного дома, где о тебе всегда кто-то заботился, приехать в огромный город и понять, что, по сути, ты предоставлен сам себе,  это довольно трудно. Поначалу был процесс адаптации к этой самостоятельности, к осознанию, что, помимо каких-то глобальных задач, еще есть куча важных мелочей, которые, кроме тебя, никто здесь не сделает. Но этот этап был пройден, и после него меня уже не пугали никакие переезды  в Европу я уезжала уже готовой к подобным бытовым трудностям.

Родителям, мне кажется, всегда тяжело. Я регулярно приезжаю в Дагестан на каникулы, а мама с папой подспудно ожидают, что я приеду на месяца три-четыре. Знаю, что им бывает нелегко, когда я уезжаю каждый раз, но они понимают, что я архитектор своей жизни, строю ее, как полагаю нужным, и уважают мой выбор. На самом деле, я им очень благодарна за то, что они всегда давали мне моральную поддержку и мотивировали двигаться вперед.

– Знаю, что ты сейчас посещаешь автошколу. У тебя уже есть своя машина?

– Машины нет, зато свободное время – есть! Это своего рода новый проект для меня, не люблю останавливаться, думаю, что знания никогда не помешают. В Германии очень сложно получить водительские права, людям отказывают по нескольку раз  это привычное дело здесь. Мне, в принципе, пока не нужна машина, общественный транспорт функционирует достаточно хорошо. В каком-то смысле без авто даже легче: не нужно платить за парковку, тратиться на ремонт и мойку. Но это такая вещь  ты не можешь знать, пригодятся тебе права когда-нибудь или нет. Здесь есть возможность арендовать машину на нужный срок  вполне возможно, что я когда-нибудь захочу воспользоваться этой услугой. Поэтому я решила — пока есть немного времени, займусь правами.

– Сабина, желаю тебе дальнейших успехов во всех начинаниях!

– Спасибо. Если честно, для меня интерес со стороны земляков был очень неожиданным и приятным. Я очень благодарна всем, кто пишет в соцсетях, оставляет позитивные комментарии и пожелания. Очень радует, что столько людей поддерживает меня.

Газета «Молодежь Дагестана»

Предыдущий
Следующий

Ответить

Ваш email не будет опубликован Обязательное поле для заполнения *

*